Месяц: Февраль 2020

Исмаил Рафигоглу о журналистском образовании и независимости СМИ

Известный журналист рассказал о работе медиа-школы при информационном агентстве Report.аz

Исмаил Рафигоглу – филолог по образованию, журналист. Около 20 лет работает в СМИ. С 2018 года возглавляет медиа-школу при информационном агентстве Report.аz.

В интервью с «Журналистика. Закулисье» наш собеседник рассказал о том, какие у него требования к современным журналистам, для чего нужна медиа-школа и как СМИ приобретают независимость.

– Зачем информационному агентству медиа-школа?

– Каждая медиа-структура должна нести какую-то идею в общество. 2 года назад в Report.аz было решено создать медиа-школу и готовить журналистов. Набираем молодежь и учим их для работы в СМИ. При наличии вакансии самых одаренных мы берем на работу, или же рекомендуем в другие медиа.

– Вы видите необходимость в медиа-школе, если в стране есть вузы, которые также учат журналистике?

–  Вузы есть, но они фактически не готовят журналистов. Не знаю кого они готовят, но только не готовых к работе в СМИ кадров. Ко мне приходят на собеседование кандидаты, и я просто поражаюсь некоторым из них. Они не приспособлены к тому, чтобы занять какую-то позицию в медийном сообществе. Например, студент учится на факультете международной журналистики на английском, при этом не владеет языком.

Незнание иностранных языков – главная проблема нашей журналистики. Когда я спрашиваю журналиста о знании иностранного языка, он отвечает, что собирается посещать курсы. А в 25 лет эффективность обучения будет крайне низкой, время уже упущено. В вузах учат неприменимым в практике вещам. У студентов нет привязанности к реальной жизни. Им преподают устаревшие знания, направляют в газеты, которые никто уже не читает. А агентство работает в очень напряженном режиме, нет времени обучать новых работников, пришедших к нам прямо со студенческой скамьи.

Конечно, новый сотрудник на практике учится быстрее, чем в вузе. Но если он не знает элементарных вещей, то это вызывает проблемы у редакторов, у всей команды. Здесь счет идет на секунды, поэтому действия каждого журналиста должны соответствовать требованиям СМИ.

Если человек плохо учился в школе, не получил достойного образования в университете, то нельзя ожидать, что он придет к нам в медиа-школу и случится чудо. Я замечаю, что качество образования сильно отстает от жизненных реалий. Поэтому медиа-школы необходимы. Историю журналистики мы не преподаем, тут важно показать, как работает та или иная информационная структура.

– Поэтому вы называете себя тренером, а не преподавателем?

– Я думаю, что тренер — это тот же преподаватель. Просто название современное. Но здесь и правда есть некий спортивный процесс. В нашей работе некогда думать о теории. Здесь студенты ежедневно тренируются. Они приходят в агентство, и уже на практике учатся журналистике. Я не даю им расслабиться. Загружаю заданиями, темами, информацией, которую надо прочитать. Организую интересные встречи с людьми информационной сферы. Даже была встреча с психологом, так как избавление от комплексов положительно влияет на будущую карьеру журналиста.

Я не волшебник, и если у человека слабое среднее или высшее образование, то приходится решать задачи, о которых даже стыдно говорить. Людей порой нужно учить работе с клавиатурой.

У меня есть список требований к студентам медиа-школы. Я прошу их, например, создать блог, который станет их портфолио, когда появится возможность устройства на работу. Но некоторые не справляются даже с этим.  

– Перечислите, пожалуйста, все требования.

– Во-первых, быстрый набор текста на клавиатуре. Аккаунты в социальных сетях Фейсбук, Инстаграм, Твиттер, Gmail, Youtube и блог на любой платформе. Ежедневный просмотр азербайджанского телевидения, чтобы повысить свой уровень владения родным языком. А если студент желает работать на телевидении или радио, то лучше всего ежедневно слушать передачи азербайджанского государственного радио, где, по моему мнению, работают лучшие носители языка.  

Студентам предлагается список сайтов, за которыми они должны следить, чтобы быть в курсе происходящих в стране и мире событий. Очень стыдно, когда выпускник факультета журналистики не знают имен министров, например. Поэтому требую с них знания членов правительства.

Уличные опросы также главная часть нашей работы. Это способ перебороть в себе набор комплексов, когда возникает необходимость обратиться к незнакомому человеку с вопросом. Порой такая простая задача как взять комментарий по телефону представляется студенту архисложной. И этот страх надо преодолевать. И я работаю в этом направлении.

Знание иностранных языков также значимо. Английский и русский – это два языка, которые нужны для работы журналиста.

Информационная сфера меняется, поэтому мы вынуждены вводить в обучение мультимедийные элементы. Журналист агентства должен не только уметь быстро писать новости, но при этом фотографировать, снимать видео, знать основы видеомонтажа, работать с фотографией.

– Как человек, не обучавшийся журналистике в вузе, но работающий в СМИ и являющийся тренером в медиа-школе, скажите нужно ли академическое образование журналисту?

– Журналистика бывает разная. Тележурналистика, например, очень сложная сфера и обязательно требует специфического образования.  

Журналистике нужно учиться, но методику преподавания нужно выстраивать по-иному. Как я могу объяснить человеку о создании инфографики, если он не умеет работать с клавиатурой? Многие журналисты в наших СМИ не осведомлены о самых простых понятиях, при этом безуспешно пытаются решать сложные задачи. Даже такое несложное дело как задать правильный поиск неразрешимо для многих людей. Я обязательно помогаю и учу студентов правильному поиску, и точному определению достоверности найденной информации.

– Сейчас я скажу свое субъективное мнение, а вы можете согласиться или нет, но объяснить почему. Люди перестали доверять журналистам, перестали верить СМИ, перестали уважать профессию…

– Согласен, престиж профессии падает. И я думаю, что в этом прежде всего виновато телевидение. А оно у нас низкопробное, стандарты не соблюдаются, передачи скучные, ведущие не соответствуют требованиям эфира. Правда, надо признать, что некоторые изменения ощущаются. Меня радуют новые веяния на Общественном телевидении и AzTV.   

При этом надо понимать, что СМИ отражают реалии нашей жизни. Нельзя считать, что журналисты, редактора, само СМИ – плохие. Они такие, какие есть мы все. Не может же быть, чтобы в общество все было хорошо, а вот в журналистике из рук вон плохо.

Для хорошей журналистики требуются колоссальные средства. Откуда их взять?

У нас до сих пор не сформировался нормальный медиарынок. Наши люди не хотят платить за медиа услуги. Но только медиарынок может позволить СМИ зарабатывать деньги и быть независимыми.

Кроме того, наш человек пресыщен информацией, нет заинтересованности. А вот в соседней Турции огромный медиарынок, где до сих пор издаются газеты большими тиражами. У нас же даже образованная часть общества предпочитает предаваться развлечениям, нежели знакомиться серьезными новостями.

Я нахожусь в некоторых дружеских группах в Ватсап, и вижу, что люди отправляют туда разные видео, картинки, но никто не делится новостями о происходящих в мире событиях.

Медиа требует хороших вложений, ресурсов. А им неоткуда взяться. Лучшие специалисты уходят в PR, пресс-службы. Журналистика стала бесперспективным направлением для многих.

– Откуда взяться финансам? Какие вы видите пути прибыли?

– Я думаю, что необходимо ввести специальный налог, который будет отдаваться СМИ. Это кажется ужасным, но мы же все потребляем этот продукт, тогда почему бы за него не платить? В Германии есть налог за пользование телекоммуникационными сетями, по-простому телевизионный налог. Или в Британии каждый житель платит налог в пределах 150 фунтов стерлингов, что в основном используется для поддержания BBC. Примеров множество.

Рекламный рынок у нас слабый, поэтому рейтинговая система медиа налога смогла бы нас выручить. Тогда СМИ благодаря своему рейтингу смогло бы получить кусок рынка. Если мы не будем платить за новости, то у нас не будет хороших СМИ.

Беседовала София Франк