Месяц: Май 2019

Главный редактор Milli.Az о том, что читают в Азербайджане

Анар Иманов – главный редактор одного из самых популярных азербайджаноязычных сайтов Milli.Az. Опыт работы в журналистике – 16 лет.

В марте 2003 года начал работать в газетах «Неделя» и «Комсомольская правда», где будучи корреспондентом по политике некоторое время спустя стал главой отдела информации. С июня 2004 года работал корреспондентом в Интерфакс-Азербайджан. После переезда в Турцию в этом же году, сотрудничал со Sports.ru и питерской газетой «День за днем».

Вернувшись в  Азербайджан в 2008 году, работал в РИА-новости Азербайджан, а после в Vesti.Az. В 2009 году был приглашен на должность заместителя директора Day.Az. Спустя пару лет был стал главным редактором Milli.Az.

Специально для «Журналистика. Закулисье» он рассказал о своем пути в журналистику, о том какими должны быть СМИ и что делать, чтобы журналистика не умерла.

– Как вы стали журналистом?

– Страсть к писательству у меня была с детства. Живя в советском Азербайджане мои заметки, назовем их так, печатались в изданиях «Костер», «Мурзилка», «Пионерская правда».  

По образованию я филолог, учитель русского языка и литературы. В университете у нас было одно интересное задание, где давалось определенное количество слов и из них нужно было составить статью. Мой педагог тогда мне сказала, что меня может ждать хорошее журналистское будущее. И смеясь можно сказать, что мне предначертали карьеру журналиста еще до того, как я об этом серьезно задумался (улыбается).

– Какая сфера вас больше всего привлекает в журналистике?

– Меня больше привлекала спортивная журналистика. 

– Почему же вы не пошли в этом направлении?

– Я более-менее хорошо играл в футбол. До того, как я окончил университет, пошел в ЦСКА и хотел попасть в спортроту, но, к сожалению, не подошел им по ряду критериев.

Скажу больше, еще в 1999 году, будучи студентом 3 курса, я до того увлекался спортом, что решил пройти отбор Antenn FM и стать радио-ведущим спортивных новостей. Но из-за акцента (я тогда только приехал из района) меня не взяли.

В 2008 году я все же писал про спорт в РИА-новости. Я пришел туда писать экономику, но в довесок взял и спорт.

– А сегодня вы что-то пишете?

– Редко. Очень редко пишу что-то объемное.

– Почему? Не хочется?

– Времени для этого нет. Грубо говоря, я должен управлять. На творчество не остается много времени. А когда бывает свободное время, то чувствуешь себя усталым и хочется отдохнуть, а не работать.

– Когда вы пришли в СМИ, какие у вас были ожидания? И было то, что вас разочаровало?

– Честно говоря, я до сих пор ни в чем не разочаровывался в плане журналистики. Работать для меня – драйв. Здесь ты каждый день узнаешь что-то новое, и это мне нравится.

Я пришел в онлайн-медиа из газетной журналистики и каждый день учусь чему-то в своей работе.

– Кто для вас журналист? Как вы характеризуете эту профессию?

– Если опосредованно подойти к этому вопросу, то ответ будет очень легким. Журналист – тот, кто достоверно доставляет информацию до читателя. Вот и все.

Журналист – это тот, кто сохраняет нейтральную позицию при подаче новостей. Особенно сложно это делать в криминальной журналистике. То есть если кто-то совершил что-то плохое, не профессионально обвинять человека в заголовке или тексте. А тем более, когда человека еще ожидает суд, и его могут оправдать. Кстати, сегодня человека могут оправдать даже спустя 30 лет после суда – такие случаи не редки за рубежом.

– Что читают азербайджанцы?

– То же, что и люди в других странах. Люди смотрят новости вечером, чтобы отвлечься от тяжелой работы. Они просто хотят почитать что-нибудь легкое, развлекательное. Людей, которые читают расследования, исторические очерки и т.д. очень мало. И так в любой стране мира. Люди хотят отдохнуть, поэтому цепляет их нестандартное отношение к новостям, нестандартная подача. Не в плане фейковости, а в плане удобности, ёмкости, интерактивности. Особенно привлекают внимание ультракороткие заголовки. Например, если новость касается 80% пенсионеров, то ее заголовок будет таким – «К сведению пенсионеров» и т.д. Да, звучит не так, как учат в затхлых аудиториях университетов. Но это оптимальный вариант для онлайн-медиа.

Ты должен заинтересовать читателя, но не должен обманывать его ни в коем случае. Потому что, чтобы в тебя поверили, в твои новости поверили, ты должен долго работать. А потерять это все можно буквально за пару дней 3-4 заголовками. Скатился на уровень желтой пресс с крикливыми заголовками, которые обманывают читателя, когда заголовок один, а текст о другом, то люди не будут тебе верить. И что бы ты ни делал, в это СМИ они больше не вернутся.

– А у вас в Milli.Az бывает такое?

– Очень редко. Это бывает в любом СМИ. Ведь все зависит от человеческого фактора. Где-то что-то не доглядел, что-то не понял, пропустил с ошибкой… Но мы не делаем плохого читателю, мы делаем плохое себе. От этого страдает СМИ.

– Каким вы видите идеальное СМИ, и считаете ли свой сайт идеальным?

– Идеальное СМИ, это когда ты едешь в общественном транспорте, а несколько человек рядом с тобой читают твой сайт в смартфоне. Идеальное СМИ – то, которое не обманывает, которое человек открывает, проснувшись утром.

– Что вам не нравится в СМИ такого, что вы не в силах изменить?

–  Не люблю, когда кто-то задирает нос. Не люблю тех коллег, которые работают только на себя. В жизни нужно делиться. Например, работая в отделе экономики, я наладил связь с коллегами и если не успевал ходить по всем мероприятиям, то договаривался со своими коллегами, они шли на одно мероприятие, я на другое, и мы делились новостями. В результате и он и ты были в выигрыше. Не люблю тех, кто не делится контактами. Особенно в этот век, когда легко можно найти все данные о любом человеке. Не люблю ангажированные СМИ.

– Есть ли отличительные черты журналистики в Азербайджане от других стран? Или кого мы копируем?

– Я бы не сказал, что мы кого-то копируем. Журналистика во всем мире одинаковая. Происходит какое-то событие, ты его освещаешь. Это в любых странах так.

Отличительных черт у нас я не вижу. В чем-то даже есть преимущества. Например, по свободе слова и цензуре у нас ситуация намного лучше, чем в других странах. О цензуре мы вообще молчим, потому что ее отменили. А свобода слова… У нас есть Совет по прессе, который помогает журналистам, попавшим в нелицеприятные ситуации. Например, если журналист совершил ошибку, за которую на него хотят подать в суд, люди сначала обращаются в Совет по прессе. И, действительно, 80% людей обращаются именно к ним, что радует. Совет по прессе разбирается в деле и кого-то называет рэкетиром, кого-то вносит в черный список и т.д.

Очень плохо, когда дела журналистов доводятся до суда. Здесь я хочу отметить, что в нашей стране очень низкие показатели подобных случаев. Считаю, что вмешиваться в дела людей, которые доносят правду до общества – неправильно. Они, скажем так, санитары леса, очищают наше общество. Ведь во всех конвенциях закреплено, что журналист – нейтральный человек, их не должны убивать даже на войне.

– Познер говорит, что журналистики больше нет. А вы как считаете, она есть?

– Есть. Конечно же, есть. Просто сегодня она перешла в бизнес. Журналистские расследования сегодня не рентабельны. И если не будет каких-то дотаций, государство или кто-то еще не будет помогать, то таких материалов будет все меньше. Поэтому такой, специфичной журналистике немного сложнее. Объемные материалы не дают такого эффекта как, например, новость о падении какой-то звезды на сцене. Какая-то новость из 5-6 «загогулин» набирает тысячи просмотров. Но должны быть и другие жанры. Та же историческая журналистика, она должна быть. Колонки должны быть. Должны развиваться разные жанры.

София Франк